УКР
УКР

Евгений Сморигин: «Все, что я умею – смешить людей»

0 - 0

Актер «Дизель Шоу» Евгений Сморигин – из тех артистов, появление которых на сцене моментально вызывает в зале взрыв смеха. Ему подвластна любая роль, и любовь зрителей – подтверждение этому. В эксклюзивном интервью сайту ICTV Евгений Сморигин рассказал, почему предпочел театр юмору, помогает ли ему в жизни психологическое образование, как волнуется, видя на сцене сына, и почему не хочет играть драматические роли.

АКТЕР ОПЕРЕТТЫ И ПСИХОЛОГ

Евгений, вы уже много лет на сцене, а помните тот момент, когда поняли, что свяжете свою жизнь с актерской профессией, с юмором?

Наверное, это произошло, когда мы стали играть в КВН в школе. Тогда я вышел на сцену впервые. Играл в смешных номерах, произносил шутки… И мне понравилось это ощущение – когда я что-то говорю, а весь зал смеется. Подумал: раз они так реагируют, значит, у меня это получается. Наверное, это чувство так сильно закралось мне в душу, что после школы я поступил в театральный институт. При этом продолжал играть в КВН. Уже тогда понимал, что без этого не могу.

126A4488_new

По вашему мнению, зачем люди идут на сцену? Делают это для зрителя или все-таки для себя?

Идеально, если все это соединить, превратить в некий симбиоз. Если артист что-то делает только для зрителя, то заметно, что он не проживает это в себе. А если делает только для себя, зритель это тоже чувствует. И задается вопросом: а где же отдача для меня? Нужно всегда искать эту золотую серединку – на сто процентов отдавать себя зрителю, при этом на сто процентов быть честным перед собой.

Ваши родители никогда не были против вашего желания выступать, смешить?

Мама с папой всегда относились к любому моему выбору с уважением. У них, кстати, тоже была интересная история – они оба учились в институте иностранных языков, а потом резко решили пожениться и оба ушли в академический отпуск. Так и не окончили институт, хотя это было и есть очень престижное высшее учебное заведение в Минске. Папа работал водителем, мама позже окончила педагогический, работала воспитателем в детском садике. И всегда говорила мне: «Это твой выбор, сыночек, я тебе доверяю». А у меня был момент, когда необходимо было принять важное решение. В театральном мне поставили условие – или КВН, или театр. Во-первых, это же разная актерская школа. А во-вторых, в любом другом вузе можно пересдать экзамен, а в театральном мы сдаем спектакль, его никак не перенесешь. И если на эти даты приходятся какие-то игры или фестивали, то здесь уже нужно выбирать. Так что в какой-то момент я сказал маме: «Я еду в Сочи вместо сессии». Поехал практически в никуда, ведь было неизвестно, что там и как, только какие-то размытые перспективы в КВН…

2303

Никогда не жалели о том, что сделали именно такой выбор?

Нет! Иначе мы бы с вами здесь сейчас не разговаривали. Я бы, наверное, работал актером оперетты в театре в Минске…

Точно, вы же учились на актера оперетты!

Да, в тот год в театральном набирали именно на этот курс. А я до этого учился в музыкальном лицее при консерватории. То есть хорошая музыкальная база у меня была. Там же я, кстати, учился на дирижера хора.

А в оперетте хоть раз в жизни приходилось выступать?

Так никогда и не довелось. Разве что на экзаменах мы пели арии…

А если бы сейчас вам это предложили?

С большим удовольствием. Спел бы какую-нибудь интересную арию. Думаю, еще сделаю это в «Дизель Шоу». Это будут не просто арии, а что-то смешное. Надеюсь, договоримся об этом с нашим шеф-редактором (улыбается).

Еще одна ваша специальность – психология. Пригодилось ли это вам в жизни?

Это может пригодиться всегда – в любом разговоре, с любым человеком. Знание психологии дает очень много. Так легче разговаривать, ведь каждому человеку главное быть в комфорте. И если ему комфортно рядом с вами, он в любом случае будет к вам расположен. Главное – правильно это осуществить, правильно расположить человека к себе. Для этого нужно искать определенные ключики, подходы. Открыл одну дверцу, открыл вторую, улыбнулся – человек улыбнулся в ответ, и вот, у вас уже все хорошо.

126A1998

К ребятам из «Дизель Шоу» вы тоже применяете такие свои навыки?

Всегда. Мне не важно, это актер «Дизель Студио», человек в какой-то очереди или раздраженный мужчина в пробке. Это жизнь. И с детьми нужно точно так же – находить ключики соприкосновения.

Если бы вы не были актером, вы стали бы психологом?

Думаю, очень хорошим. Но в актерской профессии это тоже очень помогает. К любому залу ведь тоже нужен подход. Когда ты выходишь на сцену, люди от тебя чего-то ждут – сразу нужно искать, как же их расположить к себе. А не просто начинать: «Здравствуйте, поехали!». Насколько ты расположишь себя к залу, настолько концерт, что называется, «польется». Конечно, это не всегда удается сразу. В некоторых залах поначалу бывает сложно «раскачать». Вот не идет, и все. Мы потихоньку стараемся – в итоге все получается. А иногда сразу выходишь – и люди уже готовы тебя встречать, они ждут тебя, создают определенную атмосферу. Ты в нее окунаешься – и каждый номер проходит на ура. В этом магия зрителей.

«ДИЗЕЛЬ СТУДИО» – ВТОРАЯ СЕМЬЯ

В «Дизель Студио» вы работаете уже два года. А как все начиналось?

Где-то два с половиной года назад нас, юмористов, собрали в Октябрьском концертном зале (кстати, в том же, где я до этого играл в КВН 19 лет, а потом с «дизелями» еще два года). Это был такой «Камеди Клюб», там выступали тогда еще «Банда Дизель», «Девчонки из Житомира», Вика Булитко со своим дуэтом… Я там был ведущим. Мы собрали почти аншлаг. И в это же время ребятам из «Банды Дизель» предложили сделать телевизионный концерт. Они долго не думали, кого позвать: вот же все есть – и Женя Сморигин, и Вика Булитко, и Марина Поплавская… Егор Крутоголов позвонил мне, рассказал о будущем концерте, я с радостью согласился. Такая вот судьбоносная у нас тогда была встреча.

В «Дизель Студио» собрались известные актеры – каждый со своим характером. Как вы поначалу налаживали отношения? Часто ли бывали конфликты?

Больших конфликтов у нас никогда не было. Естественно, вспышки иногда бывают. Но это такие маленькие пузырьки в кипящем котле. Это же не значит, что этот котел творчества взорвется, он просто кипит. У нас восемь актеров, восемь людей – каждый с хорошим таким бекграундом, с собственным мнением. Все актеры, все режиссеры — талантливые ребята. Но мы пришли к одному общему мнению: мы с актерами занимаемся постановкой наших номеров, а окончательное решение принимает наш шеф-редактор Алексей Бланарь. Так что есть один человек, который решает споры, возникающие в коллективе. И если цифры проекта растут, значит, этот человек прав. Все очень просто.

Евгений Сморигин: «Все, что я умею – смешить людей» / 5 фотографий

Вы можете назвать «Дизель Студио» своей второй семьей?

Конечно. Мы проводим больше времени вместе, чем со своими семьями. Вот в январе у нас был отпуск, а все остальное время «дизели» вместе. Так что – да, это наша вторая семья. А что в семье главное? Нормальные отношения. И мудрость, чтобы их сохранить.

То есть вы — друзья?

Смотря, что вы вкладываете в понятие друг. Я думаю, что друг может быть только из детства. Есть у меня, например, один друг, с которым знаком более двадцати лет. С остальными людьми у меня прекрасные отношения, и если мы сходимся в творчестве, если мы вместе проводим время – это, безусловно, очень близкие люди. Но именно к понятию настоящей дружбы я отношусь очень осторожно. Мы можем с ребятами быть партнерами, не ругаться, высказывать свое мнение, но некоторое свое личное я доверю только другу.

ДОБРЫЙ ПАПА

Как ваша супруга и дети относятся к тому, что вы столько времени уделяете своей работе?

Они понимают, что у меня за профессия. Тем более, что мой сын тоже уже снимается – играл в нескольких номерах «Дизель Шоу», снимался в скетчах в проекте «На троих». Недавно проходил пробы еще в один проект.

IMG_2979

Это было его желание или все-таки вы сына как-то к этому подтолкнули?

Я предложил ему пройти пробы в один из номеров «Дизель Шоу». И он прошел кастинг, все было честно, его выбрали из десяти мальчиков. Сыграл, ему это очень понравилось. Хочет продолжать.

А что вы чувствуете, когда видите сына на сцене?

Переживаю больше, чем за свой номер. Слава Богу, сын справляется, все делает четко и правильно.

Если сын захочет продолжать вашу актерскую династию, будете помогать ему?

В нашей профессии помочь сложно. Если в человеке это есть, его и так заметят. А если нет, то при такой конкуренции не поможет никакая фамилия. Это раньше в Ералаше мог сняться кто угодно. А сейчас нужны именно талантливые детки. Я точно знаю, что никогда не подойду к режиссеру и не скажу – вот, пожалуйста, возьмите моего на роль. Нет, пусть все будет честно. Если он понравится, его возьмут. Главное, чтобы режиссеру было комфортно работать с актерами.

ABC_2569

У других своих детей тоже замечаете любовь к актерской профессии?

Старшие, Леша и Лиза, занимаются музыкой, танцами. Саша еще маленький, так что он просто пока бегает, прыгает и поет дома вместе с ними. У нас все творческие. Как же по-другому? Дома такая среда. Если я играю на фортепиано, они же это видят – и тоже начинают играть. Леша недавно захотел играть еще на барабанах. Но я ему объяснил, что ничего в них не понимаю, поэтому подсказать ничего не смогу. В пении – смогу. В танцах – сможет мама, потому что она ими занималась. А в остальном – пожалуйста, можете изучать сами. Играйте на барабанах, на дудках, на чем угодно, но моего опыта здесь будет недостаточно.

А лично вы хотели бы, чтобы дети тоже стали актерами?

Для меня это неважно. Я бы хотел, чтобы они не делали зла людям, это самое важное. Кем они будут – актерами, водителями, летчиками, космонавтами – это их дело. Думаю, главная задача любого родителя – стараться научиться детей не делать зла ради своей наживы. А профессия – это уже их выбор.

Евгений Сморигин: «Все, что я умею – смешить людей» / 4 фотографии

Вы строгий папа?

Нет, наверное, все же добрый. Главное – находить с детьми общий язык, быть им другом. А не просто запрещать или держать их в страхе. Дети не должны бояться родителей, они должны их любить. А мы – их. На любви строятся все отношения.

Как дети относятся к тому, что их папа – популярен?

Я говорю им – нужно учиться хорошо, тогда тоже будете такими. Это ведь не просто так приходит. Я для этого прошел много лет учебы, старался, работал над собой. Они слушают и кивают, мол, понятно.

СЛАВА – ЧАСТЬ РАБОТЫ

А как вы сами относитесь к своей узнаваемости?

Это часть моей работы. Если меня узнают, со мной фотографируются – значит, пока у меня есть работа. Все, что я умею – смешить людей. И все свои деньги я заработал на сцене или на съемочной площадке. И там, и там я делал все для того, чтобы люди смеялись. И если они меня узнают – у меня есть работа.

ABC_5389-Edit

А если к компании вам говорят: «Ну, давай, Женя, шути» – как реагируете?

Я стараюсь избегать таких компаний. Однажды ехал в поезде, и какой-то мужчина в тамбуре меня узнал. Говорит: «О, здорово, слышь, а давай пошути!». Я спрашиваю: «А кем ты работаешь?». «Гашником». «Ну, так давай помаши палкой, а я тогда пошучу». Он все понял. Это же моя работа. Если у меня будет настроение пошутить – я это сделаю. Если нет – я отдыхаю.

Вас привыкли видеть в юмористических проектах, а вам самому никогда не хотелось сыграть драматическую роль?

У меня двадцать лет опыта в юморе. Думаю, каждый человек должен развивать свои сильные стороны. В драме я слаб, поэтому ни разу ее не играл. Да, может быть, я чувствую, что смог бы сыграть такую роль. Но, думаю, людям это будет неинтересно.

 

05.04.2017 15:37
0 - 0



Смотрите на ICTV

Зарегистрируйтесь

Войти использывая ваши данные

Забыли пароль?

Востановление пароля

Войти через соц. сеть

ВВЕРХ
Вверх